Преступность в Новой Зеландии

Преступность в Новой Зеландии

- Преступность - страшно. Детская преступность - чудовищно, - сказала мне учительница новозеландской средней школы Джил Кералл.- Сейчас в заголовках наших газет буквально пестрят слова «насилие», «насильственный», «с применением насилия», «преступность», «вандализм». И самое страшное, что они сочетаются со словами «дети», «подростки». У меня такое ощущение, будто наших детей кто-то подменил. В школе стало невозможно работать. Дети вышли из-под контроля. Они издеваются не только друг над другом, они измываются и над учителями.

Эмоциональная, порывистая Джил Кералл пыталась разобраться в причинах роста преступности среди новозеландских детей.

- Социальная история развития Новой Зеландии такова, - говорит Джил, - что на протяжении многих десятилетий мы считали нашу маленькую страну, население которой совсем недавно превысило 3 миллиона человек, вполне «благополучным и гармоничным» обществом без острых социальных проблем. Эту мысль нам внушили газеты и журналы, об этом написано в школьных учебниках. И я тоже верила этому. Да все мы, учителя, были убеждены, что преступность в наших школах, во-первых, явление частное; во-вторых, к ней причастны лишь дети из несостоятельных, то есть неблагополучных, семей; в-третьих, ссылались на переходный возраст - основная доля преступлений приходится на детей в возрасте от 12 до 15 лет. И мы отказывались переносить наш печальный оыт в «своих» школах на всю страну, считая, что детская преступность типичным явлением быть не может, что это противоестественно...

Разговор с Джил Кералл заинтересовал меня. Я начал более внимательно читать соответствующие разделы новозеландских газет, стал затрагивать эту тему в беседах со знакомыми мне жителями этой страны, постарался выяснить мнение специалистов. Так я натолкнулся на проблему, пугающую население этого островного государства.

- Наша нынешняя молодежь не понимает, почему за Новой Зеландией закрепилось определение «благополучное общество». Может быть, оно и было таким когда-то, а может быть, и нет. Сравнивать мне не с чем, - считает студент из Крайстчерча Дик Ленч.- Я знаю только одно: благополучия не может быть в обществе, где процветают жестокость и насилие, безработица и нищета. Для туристов в моей стране все действительно выглядит благопристойно: ухоженные домики, чистенькие школы, вылизанные шоссе. Но туристам невдомек, что с наступлением темноты редко кто из жителей отважится покинуть свою чистенькую и хорошо укрепленную обитель, что в одном из классов чистенькой школы школьниками привязан к стулу учитель, над которым они издеваются, а по городским улицам, оседлав мощные мотоциклы, носятся банды хулиганов, сбивая случайных прохожих...

Социологи, психологи и юристы Новой Зеландии давно исследуют причины роста детской преступности в стране. Дело это поставлено на научную основу. В департамент образования Новой Зеландии стекаются регулярно сводки из школ, в которых фиксируются все акты вандализма, краж, насилий, убийств и других преступлений, совершенных их учениками. Ведущий психолог департамента в Веллингтоне Дон Браун считает, что одной из основных причин роста детской преступности является повышенная агрессивность подростков. Этот вывод он делает на том основании, что детьми совершается все более значительное количество особо опасных и жестоких преступлений без каких-либо мотивов. В средних школах Новой Зеландии стали организовываться и даже соперничают банды, в которых объединяются особо ожесточившиеся и озлобленные дети. Злобу они вымещают не только на своих ровесниках, но и на учителях.

- Примеров актов насилия, совершенных учениками новозеландских школ, я мог бы привести бесконечно много. Но зачем? - спрашивает Дон Браун. - Неужели и так не ясно, до чего мы докатились. Но вот откуда она, эта жестокость, в наших яетях?..

Директор школы Вэлли Кристи считает, что во всем виновата семья. В ней закладываются основы морали ребенка, формируется его характер. Но Кристи не захотел добираться до глубокой сути этой проблемы: ведь семья - это ячейка общества. И если общество больно, поражено и разъедено неизлечимыми болезнями, то может ли быть здоровой первичная его ячейка - семья? Признавая эту истину, Кристи, тем не менее, считает, что не стоит пугать обывателя фатальной неизбежностью зла.

- Педагогически более правильно, - пояснил он мне свою мысль, - считать, что есть уродливые семьи, в которых рождаются неполноценные дети, унаследовавшие психическую неполноценность своих родителей.

Какова же тогда доля этих уродливых семей в обществе? Недавно специалисты подсчитали, что лишь дети начальных школ крупнейшего новозеландского города Окленда за год совершили около 3 тысяч «немотивированных» преступлений, лричинив ущерб п размере свыше 400 тысяч долларов. Неужели же только наследственность порождает эту стихию детского вандализма?

Такая опытная учительница, как известная уже читателю Джил Кералл, считает, что наследственность здесь ни при чем.

- Конечно, встречаются случаи, когда причиной детской агрессивности является их психическая неполноценность. Но таких фактов мало, - утверждает она. - К тому же такие дети находятся под постоянным и эффективным контролем врачей и педагогов. По моему мнению, причины детской преступности нужно искать в среде, в которой формируется детская психика. Это - и семья, и школа, и улица. И какой из этих факторов оказывает на ребенка большее влияние? Одно можно сказать с уверенностью: что сейчас, в период экономического кризиса, мы наблюдаем резкий скачок детской преступности.

Агрессивность в поведении детей проявляется в школах в большинстве случаев, когда им исполняется 13-14 лет. Газета «Окленд стар» отмечает, что выражается это вначале в том, что вчерашние воспитанные дети вдруг начинают в глаза обзывать своих учителей нецензурными словами. Когда 13-летнего Джонни спросили, как он мог так грязно обругать свою учительницу, он ответил: «Не знаю, так, вырвалось само собой». А «вырвалось», по мнению газеты, потому, что сквернословием по адресу учащихся грешат... сами учителя. Практически во всех новозеландских школах учителя бьют и оскорбляют учеников, плодя и поощряя ответную грубость и жестокость.

С первых лет обучения ученики знакомятся с такими «педагогическими» приемами, как подзатыльник, пощечина. Насилие порождает насилие, жестокость - жестокость.

Огромное и самое пагубное воздействие на детские души оказывают, кроме семьи и школы, печать, радио, телевидение, кино, книги - все вместе средства массовой информации, наполненные кровавыми преступлениями и уголовщиной, приносящими миллионные барыши индустрии «массовой культуры». Просмотр изощренных по жестокости и садизму сцен насилия никогда не проходит для детей бесследно. Им свойственно подражать старшим, и они копируют похождения «героев» кино- и телебоевиков. Так насаждается детская преступность, причем насаждается сознательно. Так при попустительстве правящего класса в Новой Зеландии воспитываются дети-убийцы, дети-расисты, ненавидящие коренных жителей страны - маори.

Скрытый смысл этой западной «культуры» - посеять у значительной массы детворы чувство страха - страха перед школой и учителями, перед разочарованными и озлобленными судьбой родителями, вымещающими на детях свое недовольство жизнью. Дети боятся остаться наедине с книгой, боятся темноты кинозала, где на экране рекой льется кровь. А после вечернего телевизора, на экране которого властвуют люди-вампиры или уроды, они мечутся и кричат во сне. Исподволь детям подсовывают в качестве благородных героев морских пехотинцев США, «зеленых беретов» я Джеймсов бондов. Так их приучают к мысли, что спасение от страха и всяких надуманных угроз - в армии, в милитаризации страны, в военно-промышленном комплексе.

Трезвомыслящие новозеландцы с болью отмечают: что в последние годы рост преступности среди детей в стране особенно усилился. Они прямо связывают эту тенденцию с проамериканским курсом правящих кругов, с ростом импорта массовой «культуры» из-за океана и усилением воинствующего антигуманизма, милитаризма и расизма. В школьном возрасте дети организуются в банды, а вырастая, оказываются подготовленными для службы в спецподразделениях головорезов. Не потому ли вполне легально существуют в городах Новой Зеландии многочисленные шайки школьников, величающих себя «охотниками за черепами». Бросившие школу или исключенные из нее подростки находят себе пристанище в бандах «Понсонби» или «Королевская кобра». Перед «делом» этих новичков одурманивают парами растворителей, а после первого же погрома, в котором они участвовали, их приобщают к настоящим наркотикам. Так молодежь гибнет для благородных дел и идеалов. Она в состоянии лишь сменить самодельное холодное оружие на огнестрельное и уничтожать всех и вся по указанию своих командиров.

Основным «воспитателем» подрастающего поколения в Новой Зеландии все более становится, по общему признанию, телевидение.
- Львиная доля свободного времени проводится школьниками младших классов у телевизоров, - говорит Джил Кералл.- Наши дети не умеют общаться с книгой, наслаждаться прочитанным.

Достаточно и других свидетельств того, что телевизор в новозеландских домах превратился в «одноглазое чудовище». У детей к 14 годам развивается телевизионный синдром. «Не надо искать других причин роста преступности, - писала газета «Окленд стар», - она сходит в жизнь с телеэкрана». Комиссия по расследованию причин вандализма среди школьников рассмотрела 882 случая правонарушений с ущербом около 130 тысяч долларов. Дети отвечали, что действовали по схемам теледетективов. Учителя из Ричмондской школы в Нейпире провели обследование группы школьников начальных классов. В заключение они отмечают, что у большинства уже имеются тенденции к агрессивности и насилию. Впрочем, ни для кого из членов комиссии это не было откровением. Собственно говоря, они и задачу-то свою видели только в том, чтобы определить процент детей, склонных к агрессивным поступкам. И выяснили, что свыше 80 процентов обследованных ими детей ни только сломанных школьных парт, вы-битых окон и разбитых телефонов-автоматов не жалеют, но, по их мнению, и сама «человеческая жизнь имеет крайне низкую цену». Тут уж были излишни любые комментарии!

Ну и, наконец, рассадником жестокости и насилия все более становится наряду со школой и «массовой культурой» семья.
- Посетите любой наш городок, - советовала мне Джил Кералл, - и вы везде и во всем увидите внешний образцовый порядок. Дома ярко выкрашены, живая изгородь ровно подстрижена, дворики прибраны. Все выглядит чистым и аккуратным. Но где же люди? Вечерами на улицах их почти нет. На зашторенных окнах тяжелые железные решетки...

По ее совету я походил по окраинам крупного порта Новой Зеландии Окленда. Ко мне никто не пристал, наоборот, я почувствовал себя, как в пустыне, как в вымершем городе. Здесь живет много портовых рабочих. Наверное, у каждого из них семья, дети. И пока этот портовик работает, его заработка достаточно, чтобы прокормить семью и даже купить в рассрочку домик. Однако охвативший весь Запад экономический кризис не миновал и Новую Зеландию. И у бирж труда в Веллингтоне, Окленде, любом другом городе страны встали в бесконечные очереди безработные. Причем встали надолго. У них кончились все сроки получения пособий по безработице, для них давно исчерпаны все фонды получения пособий от профсоюзов. И вот тогда страх охватил население этих рабочих окраин. Непривычные к безделью руки докеров привели в идеальный норядок все в доме, на что раньше не хватало времени. А поскольку перспектив впереди никаких, атмосфера в этом чистеньком и ухоженном домике накаляется. В особую обузу, в источник раздражения превращаются дети. Безработный становится придирчивым. Любой проступок ребенка вызывает у него взрыв негодования, за которым следуют без особой на то причины наказания.

Газета «Окленд стар» глубоко социальные корни не вскрывает, но она все же приводит в целом типичный эпизод, когда 13-летний Джонни сказал в лицо своему учителю, что ненавидит его, и убежал из школы. Дома его выпорол куском электропровода разгневанный отец, уже больше года как безработный. Сестренка бросилась защищать Джонни - досталось и ей. И вот эти двое подростков, хлопнув дверью, побежали, куда глаза глядят. Ночь беглецы скоротали под опорой моста. На следующий день их обнаружила полиция. Беспризорные дети искали местную банду «Охотников за черепами», чтобы их там приютили и накормили. А дальше? Они согласны на все, лишь бы не возвращаться в школу и домой, где только ни за что ругают, бьют и оскорбляют.

- Наше «благополучное» общество охватила глубокая эрозия, - с горечью подытожила нашу беседу Джил Кералл. учительница из новозеландского города Крайстчерча.- Об этом говорили в своих выступлениях на ежегодной конференции, проводимой в Веллингтоне, члены союза учителей начальных и средних школ. Гневом, горечью, чувством собственного бессилия перед ростом детской преступности были полны выступления делегатов. Преподаватели, сами оказавшиеся жертвами вандализма или хулиганства школьников, требовали закрыть ряд школ, где насилие и произвол стали нормой повседневной жизни, призывали разработать эффективные меры по предотвращению детской преступности. Но кто услышит эти призывы? Правительство? Министерство образования? Юстиция? Нет, учителя вопияли в пустыне... Капитализм глух и бездушен по отношению к простым людям и их проблемам. Искалеченные нравственно и физически дети Новой Зеландии - тоже на совести буржуазного общества и его бесчеловечных законов.

Копирование материалов сайта разрешено только с активной ссылкой на первоисточник.

Отзывы к статье:

Нет отзывов. Ваш будет первым!